Сортировать по свежести или популярности
Tengrinews Tengrinews TV Tengri FM Жұлдыз FM Победители Обещания Законы Казахстана

Мы ощущаем убыль милосердия: фронтовик Даниил Гранин о современном обществе

05 июля, 15:26

25
© globallookpress.com
© globallookpress.com

Немногословный, мудрый, все понимающий писатель Даниил Гранин стал одним из символов интеллигентного Ленинграда еще в застойные годы. Он был защитником города в 1941 году, став впоследствии посланником всех блокадников, когда в бундестаге говорил о трагической истории обороны города. А позже, в 70-х годах вместе с Алесем Адамовичем он создал эпическое произведение - "Блокадную книгу" - воспоминания сотен блокадников, ценнейшие дневники и фронтовые письма. Со слезами на глазах ею зачитывались сотни советских людей, несмотря на то, что на издании книги некогда был наложен запрет. Сам Гранин, услышав о цифрах погибших в ВОВ, вопрошал: "Что такое - 42 миллиона? Это не цифра. Для тех, кто остался в живых, - это одиночество. Мне годовщину победы встречать не с кем. У меня никого не осталось от моих школьных и студенческих друзей, от моих однополчан. Не только в силу естественной убыли, но и потому, что они погибли на войне. Это погибла часть моей юности, моей жизни, она ушла вместе с ними".

Этого правдивого, очень искреннего человека не стало в ночь на 5 июля на 99-м году жизни. В дань памяти Даниила Гранина TengriMIX публикует отрывок из его книги "Точка опоры".

"В прошлом году со мной приключилась беда. Шел я по улице, поскользнулся и упал... Упал неудачно, хуже некуда: лицом о поребрик, сломал себе нос, все лицо разбил, рука выскочила в плече. Было это, примерно, в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома, где живу.

С большим трудом поднялся - лицо залило кровью, рука повисла плетью. Забрел в ближайший подъезд, пытался унять платком кровь. Куда там, она продолжала хлестать, я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает все сильнее, и надо быстро что-то сделать. И говорить-то не могу - рот разбит.

Решил повернуть назад, домой.

Я шел по улице, думаю, что не шатаясь; шел, держа у лица окровавленный платок, пальто уже блестит от крови. Хорошо помню этот путь - метров, примерно, триста. Народу на улице было много. Навстречу прошла женщина с девочкой, какая-то парочка, пожилая женщина, мужчина, молодые ребята, все они вначале с любопытством взглядывали на меня, а потом отводили глаза, отворачивались. Хоть бы кто на этом пути подошел ко мне, спросил, что со мной, не нужно ли помочь, Я запомнил лица многих людей - видимо, безотчетным вниманием, обостренным ожиданием помощи...

Боль путала сознание, но я понимал, что, если лягу сейчас на тротуаре, преспокойно будут перешагивать через меня, обходить. Надо добираться до дома. Так никто мне и не помог.

Позже я раздумывал над этой историей. Могли ли люди принять меня за пьяного? Вроде бы нет, вряд ли я производил такое впечатление. Но даже если бы и принимали за пьяного - они же видели, что я весь в крови, что-то случилось - упал, ударился, - почему же не помогли, не спросили хотя бы, в чем дело? Значит, пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил, "меня это не касается" стало чувством привычным?

Раздумывая, с горечью вспоминал этих людей, поначалу злился, обвинял, недоумевал, негодовал, а вот потом стал вспоминать самого себя. И нечто подобное отыскивал и в своем поведении. Легко упрекать других, когда находишься в положении бедственном, но обязательно надо вспомнить и самого себя, не могу сказать, что при мне был точно такой случай, но нечто подобное обнаруживал и в своем собственном поведении - желание отойти, уклониться, не ввязываться... И, уличив себя, начал понимать, как привычно стало это чувство, как оно пригрелось, незаметно укоренилось.

Раздумывая, я вспоминал и другое. Вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни исключено было, чтобы при виде раненого пройти мимо него. Из твоей части, из другой - было невозможно, чтобы кто-то отвернулся, сделал вид, что не заметил. Помогали, тащили на себе, перевязывали, подвозили… Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведь были и дезертиры, и самострелы. Но не о них речь, мы сейчас - о главных жизненных правилах той поры.

В самом деле, что же это с нами происходит? Как мы дошли до этого, как из нормальной отзывчивости перешли в равнодушие, в бездушие, и тоже это стало нормальным.

К сожалению, наши обильные разговоры о нравственности часто носят слишком общий характер. А нравственность... она состоит из конкретных вещей - из определенных чувств, свойств, понятий.

Одно из таких чувств - чувство милосердия. Термин несколько устаревший, непопулярный сегодня и даже как будто отторгнутый нашей жизнью. Нечто свойственное лишь прежним временам. "Сестра милосердия", "брат милосердия" - даже словарь дает их как "устар.", то есть устаревшие понятия.

В Ленинграде, в районе Аптекарского острова, была улица Милосердия. Сочли это название отжившим, переименовали улицу в улицу Текстилей.

Изъять милосердие - значит лишить человека одного из важнейших действенных проявлений нравственности. Древнее это, необходимое чувство свойственно всему животному сообществу, птичьему: милость к поверженным и пострадавшим. Как же так получилось, что чувство это у нас заросло, заглохло, оказалось запущенным? Мне можно возразить, приведя немало примеров трогательной отзывчивости, соболезнования, истинного милосердия. Примеры, они есть, и тем не менее мы ощущаем, и давно уже, убыль милосердия в нашей жизни. Если бы можно было произвести социологическое измерение этого чувства.

Уверен, что человек рождается со способностью откликаться на чужую боль. Думаю, что это врожденное, данное нам вместе с инстинктами, с душой. Но если это чувство не употребляется, не упражняется, оно слабеет и атрофируется".

Подготовила: Нурлыайым Нурсаин

Показать комментарии 25
Спасибо Вам за то, что Вы:

Вежливы ко всем участникам обсуждений, независимо от их национальности, вероисповедания и политических взлядов.

Уважаете чужое мнение и воздерживаетесь от оскорблений.

По возможности проверяете правильность написания.

Мы рады, что Вы с нами.

У нас еще много интересного для Вас:
Идеальный пример профессионализма, милосердия и человечности

В трудную минуту нам всем так необходимы чужое внимание, поддержка и тепло. Порой бывает очень важным, чтобы кто-нибудь поинтересовался, все

6 830
Смартфоны научат залечивать трещины на экране

Неважно, владелец ли вы айфона или андроида, вы наверняка пару-тройку раз роняли смартфон и разбивали экран, несмотря на всякие противоударные

6 803
Как в канадском городе полностью решили проблему бездомных

Проблема бездомных не решается депортацией, насилием или одноразовым кормлением. Людям, которые по самым разным причинам остались без крова,

8 821
Беженец-подросток из Сирии, который прошел 500 километров с собакой на руках

Представьте, бросить родной дом, все вещи, распрощаться с друзьями детства, а порой и с семьей, и уехать в никуда - туда, где тебя не ждут и

9 1 945
Показать больше новостей
Подпишитесь

чтобы узнавать все новости первым.

Следите за нами

в социальных сетях:

Поиск по сайту

для быстрого доступа.