Сортировать по свежести или популярности
Tengrinews Tengrinews TV Победители Обещания Законы Казахстана

Александр Затаевич - музыкальный мэтр, влюбленный в казахские напевы. Часть 2

10 мая 2017, 10:28

3
А. В. Затаевич за работой. Москва, 1924 год. Фото предоставлены Центральным Государственным архивом Республики Казахстан.
А. В. Затаевич за работой. Москва, 1924 год. Фото предоставлены Центральным Государственным архивом Республики Казахстан.

...Останавливаясь на народных инструментах казахов, Затаевич отдает предпочтение "самому любимому и распространенному среди казахов музыкальному инструменту - "домбыра".

Автор также считает, что извлечь всю красоту мелодий из этого скромного на вид инструмента, возможно только при исполнении на нем пьес, так называемых кюев, которые особо предпочитали и любили казахи. Вместе с тем Александр Викторович допускает мысль, что этот инструмент и был создан для исполнения на нем непосредственно именно кюев.

Запись кюев на ноту оказалась очень трудоемкой и сложной работой. Но вопреки всем трудностям, Затаевич, в ходе процесса, приобретая определенные навыки и приемы "импровизованной стенографии", записывает и включает в свой первый сборник около двадцати пьес различных авторов.

Следует сказать, что при выборе и записи музыкальных пьес, Затаевич особое предпочтение отдает так называемым "букеевским кюям", автором многих сообщений по которым являлся Габдул Букейханов. Для меня было большим открытием, узнать, что "Габдул Букейханов - молодой казах-интеллигент, студент Тимирязевской сельско-хозяйственной академии, потомок первого хана Внутренней Орды Букея, по линии его сына Тауке (преемником Букея был его другой сын Джангир, второй и последний хан Букеевской Орды)".

Оказывается, что в былые времена к ханскому двору собирались лучшие певцы и домбристы всего кочевья, которых, по традиции продолжали любить и принимать и позднейшие потомки ханов. Александр Викторович предполагает, что, очевидно это обстоятельство и воспитало в Букейханове того серьезного знатока и пылкого любителя своей родной музыки, каковым он являлся. Затаевич также находит, что при безукоризненном слухе и интонировании, он не певец для широкой аудитории, но домброй владеет мастерски.

Именно от Габдулы Букейханова Затаевич узнает про знаменитых домбристов Букеевской Орды. В частности, ему становится известным, что "большинство лучших и известнейших букеевских "кюев" сочинено Давлет-Гиреем Шагаевым (прозвище Бапас), у Бапаса в свое время не было соперников, кроме, впрочем, значительно более молодого Аликея, умершего лет 20 тому назад. Сын Бапаса, Салават, был также замечательным домбристом и славился задушевностью передачи. Другим крупнейшим домбристом современности был Макар (Жапаров), блестящий и неподражаемый виртуоз на своей двухструнке".

Под № 190 в сборник включен "Конный марш хана Аблая", по иному этот кюй называли еще "Терскакпай". Автором данного сообщения был Садвокас (Сакен) Сейфуллин. В примечании № 113 к данному сообщению находим следующее разъяснение: "Как мне сообщили казахи, этот марш, при торжественных выездах хана Средней Орды Аблая (умер в 1781 году) играли конные домбристы. "Терскакпаем" называется пьеса, в которой звук извлекается из домбры посредством "обратного" удара по струнам большим пальцем, снизу вверх". Вы только представьте себе такую картину, торжественный выезд хана и конные домбристы, играющие кюй "Терскакпай". На мой взгляд, эту деталь можно было бы использовать как важный элемент в кинематографии.

Особо полюбив музыкальные пьесы кочевого народа, Затаевич мечтает развить и углубить свой труд в будущем, записав "лучших казахских домбристов, слух о которых широко разносится по степи".

Забегая вперед, хочу сказать, что эту цель ему удается осуществить, подготовив и издав в 1931 году "500 казахских песен и кюев". В этот сборник вошли музыкальные пьесы замечательных кюйши, как Даулеткерей, Мусералы, Туркеш и Курмангазы.

Еще в предисловии к своей первой книге Затаевич признавался, что из-за крупномасштабности и объемности собирательской работы вполне могут быть допущены недочеты в приведенных им фактах в характеристиках и творческих портретах певцов, слагателей песен и кюйши.

Ошибки и недочеты действительно имели место, неточность которых были выявлены и установлены позже другими исследователями, и одним из первых мы называем видного исследователя казахской народной музыки академика Ахмета Жубанова.

Такого рода ошибка произошла и с характеристикой знаменитого композитора-домбриста Курмангазы Сагырбайулы. У Затаевича облик кюйши неверно приобрел образ "грабителя романтической складки", этакий "сорви-голова". По всей видимости, в этом была вина автора сообщения. Позднее исследователи творчества Курмангазы установят, что знаменитый кюйши подвергался постоянным преследованиям властей за участие в народных волнениях 1855 года в Букеевской Орде, и что в 1864 году он был арестован по ложному обвинению в конокрадстве. Отсюда, по-видимому у Затаевича сложился неверный образ его, как "налетчика и грабителя". Затаевич, ни как не мог понять, в чем заключается загвоздка несоответствия внутреннего мира и музыкального таланта степного музыканта с внешним образом. Но тем не менее, изучая музыку Курмангазы, Александр Викторович находит его выдающимся виртуозом и автором многих прекрасных кюев. А его кюй "Серпер" находит лучшим из всех записанных им кюев, как самого Курмангазы, так и одним из лучших во всей приведенной им во втором сборнике коллекции музыкальных пьес.

В 1931 году (точную дату установить не удалось) в письме на имя Ромена Роллана (письмо по непонятным причинам не было отправлено адресату, но этим данный документ не утрачивает своей значимости) Затаевич, расписывая своеобразность построения музыкальных пьес номадов, просит попробовать сыграть его в две октавы отдельные эпизоды № 1 (Нарату-кюй), 2 (Абул), 14 (Бул-Бул), 25 (Толан), 26 (Серпер), 28 (Кенжибай), 44 (Жыгер), 49 (Терскакпай), 51 (Мусерале-кюй), 57, (Марш Жоше-Хана). При этом указывает, что "начало № 482 (Өтті-кетті) напоминает темп, тематическое развитие Бетховена, а трио этой пьесы почти идентично музыкальным формулам Антона Рубинштейна, который, конечно, не мог знать казахской музыки, а № 57 - этот красочный марш Жоше-хана (старшего сына Чингиз-хана) - подлинная музыкально-археологическая пьеса, достойная какого-нибудь Стравинского и так далее".


Нотные записи песенных напевов Адаевского уезда. Фото предоставлены Центральным Государственным архивом Республики Казахстан.

Являясь представителем европейской классической музыки, Затаевич бесконечно удивлялся, почему у казахов, при наличии у них богатых мелодичных песенных напевов и профессиональных певцов, до сих пор отсутствует хоровое пение, или же при наличии виртуозных мастеров-домбристов не имеется оркестрового исполнения. К примеру, в своей статье "О казахских народных песнях", опубликованной в газете "Оренбургский рабочий" в 1923 году Затаевич пишет: "Громадному большинству казахов еще далеко до понимания корифеев европейской музыки и обслуживающего ее симфонического оркестра. Но свой собственный ансамбль народных инструментов, а тем более репертуар из их же песен и сольных пьес (кюев), умело и талантливо для этого ансамбля переложенных, я уверен, будет приводить их в настоящий восторг и я первый готов разделить его с ними...".

Здесь на миг вернемся к нашим реалиям сегодняшнего дня. Да, казахи давно научились нотной грамоте, и созданные в различные исторические периоды оркестры казахских национальных инструментов (к примеру, Казахский государственный академический оркестр народных инструментов имени Курмангазы, созданный А.. Жубановым, Академический фольклорно-этнографический оркестр Н.Тлендиева) уже имеют свою богатую историю. Многолетнюю историю имеет и Казахская государственная консерватория имени Курмангазы, выпустившая не одно поколение мастеров музыкального искусства. Время от времени мне нравиться просматривать видео, уникального, на мой взгляд, проекта студентов Консерватории - "Айтыс оркестров". Уникальность и креативность данного проекта заключается в том, что на одной сцене выступают классический симфонический оркестр и оркестр народных инструментов, состязаясь в мастерстве исполнения музыкальных композиций западной классики и "музыкальных поэм без слов" - кюев казахов, как некогда называл их Затаевич. Это как встреча "западной" и "восточной" музыкальной культуры на одной сцене. Восхищает сама идея организации айтыса (состязания) оркестров, когда начатую "классиками" музыку продолжают "народники", и наоборот. По каким-то непонятным мне причинам, слова Затаевича об "ансамбле народных инструментов" вспоминаются при просмотре именного данного видео. И когда в конце айтыса, восторженный зал стоя аплодирует, отдавая должное мастерству исполнителей, мне почему-то кажется, что чуть-чуть в сторонке, тихо улыбаясь, стоит сам Александр Викторович, разделяя, как и обещал некогда, всеобщий восторг... Да, окажись каким-то чудом в наше время, Затаевич, возможно, должным образом оценил бы игру участников оркестров, дирижерское искусство Армана Жудебаева и Каната Омарова, виртуозную игру, сидящих в первом ряду молодых талантливых домбристов Ержана Жаменкеева и Нуржана Тажикенова.

Здесь сделав отступление, вновь давая волю фантазиям, мысленно рассуждаю, окажись Александр Викторович в наше время, мастерству пения какого исполнителя он отдал бы предпочтение? Следуя схеме построения оценки музыкального мэтра, позволяю себе предположить, что возможно он оценил бы талант молодого певца Димаша Кудайбергена. И не потому что, сейчас наш Димаш находится на гребне успеха, после участия на подмостках китайского конкурса "Я певец". Затаевич, наверняка отметил бы особую технику пения, умение играть на нескольких инструментах, в первую очередь на домбре, образованность, ум, нет, скорее всего, мудрость, несмотря на молодой возраст, красоту как внешнюю, так и красоту внутреннего мира молодого певца. И отсюда музыкальный вкус таланта, в репертуаре которого имеются песни народных композиторов. К примеру, Затаевич, наверняка оценил бы в исполнении Димаша песню "Караторгай" Акана серы, которого он знал как автора знаменитого Кулагера, или "Хусни-Корлан" Естая, значившегося у музыкального критика в числе выдающихся певцов-авторов Акмолинской губернии.

А главное, он бы оценил большую мечту таланта - показать всему миру всю красоту казахской народной музыки, подняв ее, говоря языком современности до уровня "мировых хитов". Для этой благородной цели Димаш избрал нелегкий путь - участие и покорение международных музыкальных конкурсов. Несмотря на молодой возраст Димашу удалось выиграть несколько конкурсов международного значения. На седьмом туре китайского песенного состязания, спев песню "Дайдидау", он одновременно продемонстрировал свое умение игры на домбре знаменитого кюйя знаменитого Курмангазы - "Адай". После выступления Димаш, дав волю чувствам, признался, что это было его мечтой, что он хотел сделать сюрприз своему народу. Да, Димаш, сюрприз удался! Будем надеяться в будущем услышать в исполнении Димаша и другие песни из полторатысячного репертуара народных акынов-певцов, которые по праву считаются жемчужиной музыкального творчества казахского народа. Бесконечно удивляясь и одновременно восхищаясь талантом Димаша, хочется пожелать ему крепкого здоровья и долгих лет жизни, и осуществления главной его мечты на больших сценах различных международных музыкальных олимпов!

Да, кстати, знаете ли Вы, какой кюй сыграл Затаевич, правда, на фортепьяно, при встрече, русскому писателю Максиму Горькому? Ответ - то же "Адай кюй"! Впрочем, чтобы не быть голословной, приведу отрывок из его письма к дочери от 15 июня 1929 года: "На днях был у Максима Горького. Пригласил приветливо садиться, но когда я только что начал: "в прошлом году я послал Вам, в Сорренто мой труд "1000 песен казахского народа", глаза его расширились, широкая улыбка разлилась по лицу, и он привстал, вновь протянул мне, через стол, руку, со словами: "Извините, я не расслышал! Так Вы - Затаевич! Вы прислали мне великолепнейшую книгу, богатейшее собрание прекрасных мелодий, которые я показывал многим итальянским музыкантам, в свою очередь ими восторгавшимися!"…Уходя, я выразил желание когда-нибудь сыграть ему свои вещи, а он протянул руку к великолепному "Бехштейну": "А сейчас?". Конечно, я с радостью стал играть "Адай-кюй", а потом "Айда-былпым", "Ардак", "Сарыарка", а всего штук 8-10! В результате просил меня, недель через пять, когда вернется из поездки по России, зайти и сыграть ему и его друзьям, побольше. Конечно, я с радостью обещал...".


Александр Затаевич. Оренбург, 1923 год. Фото предоставлены Центральным Государственным архивом Республики Казахстан.

Ознакомившись с "1000 песнями казахов", я задаюсь вопросом, так в чем заключается особая заслуга А. В. Затаевича в деле изучения музыкального искусства казахов?

Конечно, в первую очередь в нашей истории он останется первым собирателем и исследователем "громадной устной музыкально-певческой литературы казахов", зафиксировав, отсистематизировав, переводя их на нотную письменность и доведя это дело до монументальности, оставившим нам два сборника, по содержанию сопаставимые с бесценным кладезом "живого духовного богатства", как называл их сам Затаевич.

Но при этом, Александр Викторович отводит себе скромную роль собирателя, которому удалось во время "уберечь это национальное достояние от забвений и искажений". Как музыкальный критик, Затаевич, изначально оценив музыкальную одаренность кочевого, на тот момент, народа, искренне желал показать, а возможно и доказать "тот вклад, который казахи могут привнести в общечеловеческую сокровищницу духовных завоеваний и достижений культурных народов". Эту идею автора поддерживает и русский композитор, фольклорист, профессор Московской консерватории А. Д. Кастальский, написавший вступительную часть к сборнику: "Вообще взгляд на народное творчество, как на сырой материал для художественной обработки, в настоящее время нуждается в коренном пересмотре. Народное искусство должно развиваться из собственных первоисточников. Сборник А. В. Затаевича является залогом самостоятельного развития казахского музыкального искусства".

Здесь хотела бы напомнить дорогим читателям, что 26 ноября 2014 года искусство исполнения казахских кюев на домбре было официально внесено в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО, став первым объектом нематериальной культуры Казахстана в этом списке.

Затаевич собрав, "сокровищницы казахского музыкального творчества" в бесценный научный труд, следующим своим шагом считает ознакомление ее с видными представителями европейской культуры. На сегодняшний день уже известны его переписки с вышеупомянутым французским писателем, общественным деятелем и ученым-музыковедом Роменом Ролланом. Мы также знаем, что через русского писателя, прозаика, драматурга Максима Горького А. Затаевичу также удается ознакомить со своим трудом и итальянскую публику.

В предисловии ко второму по счету сборнику, Александр Викторович заранее предупреждает, что громоздкость объема книги не должна отпугивать читателей, отбив охоту к изучению их, и лишь перелистав отодвигать ее в сторону.

Лично у меня не получилось просто перелистать эти книги, так как, начиная читать их, головой уходишь в прекрасный мир искусства, в особый мир А. В. Затаевича, именуемый "1000 песен казахов" и "500 казахских песен и кюев". Думается мне, эти книги должны быть интересны не только профессиональным музыкантам, музыкальным исследователям, они должны представлять интерес любому из нас, кто неравнодушен к собственной истории, в том числе к истории народной музыки и национальных традиций.

Как мне кажется. А. В. Затаевич, не смотря на все трудности, выпавшие на долю его поколения, как военные катаклизмы, и как последствия их - голод и эпидемий, а также порожденные ими душевные потрясения, в целом прожил счастливую жизнь. Потому что, среди этого хаоса ему удалось найти "дело всей жизни", на пути, осуществления которого он повстречал, можно сказать, весь цвет казахской интеллигенции, знаменитых народных певцов и музыкантов, и просто интересных людей, оказавших содействие в осуществлении его заветной мечты.

"1000 песен казахов" А. В. Затаевича в скором времени будет иметь 100-летнюю историю. По историческим меркам это небольшой срок. Но хочется надеяться, что, сколько времени не прошло бы, мы будем помнить и испытывать чувства благодарности к особо одаренному музыканту, тонко чувствовавшему все красоты народной мелодии - Александру Викторовичу Затаевичу за его бесценный труд по сбору и записи музыкального наследия казахов. Вместе с тем, хочется поблагодарить музыкального мэтра и за оставленные им характеристики и творческие портреты на представителей казахской интеллигенции, народных акынов, слагателей песен, певцов и кюйши, деятельность и творчество которых являются составной частью духовного наследия и национального культурного фонда казахского народа.

И пусть следующие слова автора, написанные им в качестве предисловия к сборнику, в далеком 1924 году прозвучат, как слова напутствия, благословения, а по казахским обычаям - "АҚ БАТА", всем молодым музыкантам нашей страны от аксакала, первого "Народного артиста Казахстана" и просто верного поклонника казахской музыки Александра Викторовича Затаевича: "Храните же, изучайте и приумножайте Ваши национальные духовные богатства. Развивайте и украшайте их достижениями высшей общечеловеческой культуры, к которой стремитесь, и да возрастет из народных недр, обновленная и расцветшая КАЗАХСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКА!".

Гульнар Каратаева,
начальник отдела научно-информационной работы и научно-справочного аппарата
Центрального государственного архива Республики Казахстан

Первую часть можно прочесть здесь. Сокращенный вариант можно прочитать в "Казахстанской правде".

Центральный государственный архив Республики Казахстан ведет отсчет своей истории с сентября 1921 года - момента создания на базе Оренбургского губернского архива Центрального Краевого архива при Народном комиссариате просвещения республики, и является самым старейшим архивом страны. Центральный государственный архив располагает 20 архивохранилищами, имеет 2253 фонда, в которых содержатся более 1,3 миллиона единиц хранения. Из общего количества учтенных документов более 200 тысяч - документы досоветского периода, более 900 тысяч - документы советского периода, более 100 тысяч - документы личного происхождения. Информация, содержащиеся в документах, уникальна и незаменима как источник по истории государственного и социально-экономического устройства, культуры и быта казахского народа.

Показать комментарии 3
Спасибо Вам за то, что Вы:

Вежливы ко всем участникам обсуждений, независимо от их национальности, вероисповедания и политических взлядов.

Уважаете чужое мнение и воздерживаетесь от оскорблений.

По возможности проверяете правильность написания.

Мы рады, что Вы с нами.

У нас еще много интересного для Вас:
"Похороненные заживо". О тяжелой судьбе бойцов Панфиловской дивизии

16 ноября стало Днем массового героизма воинов Панфиловской дивизии. Именно в этот день близ Волоколамского шоссе был совершен героический

13
Почему некоторые люди чувствуют боль сильнее, чем другие

Боль является самым распространенным симптомом среди пациентов, нуждающихся в медицинской помощи.

3
Как охранники два года не пускали котов в музей и сделали их знаменитостями

В японской префектуре Хиросима есть художественный музей Ономити. Обитель искусства стала широко известна в социальных сетях, однако не из-за

21
Космодром Байконур засняли с высоты птичьего полета

Космодром Байконур - первый в мире полигон, с которого был впервые были осуществлены запуск искусственного спутника Земли и полет человека

1
Подпишитесь

чтобы узнавать все новости первым.

Следите за нами

в социальных сетях:

Поиск по сайту

для быстрого доступа.